Из жизни в Гамбурге: на Эльбе

Гамбург, лето 2009. В общем, хоть и лето, тут погода совсем не просыхает, немцы грустят. Грустит и Саша. «Такая погода и в октябре бывает, — говорит, — для этого лето не нужно.» Две недели тому назад, когда мы еще видели солнце, возможно я предложил Саше, или он сам, но мы поехали на корабле по Эльбе плавать. До этого Саша не плавал.

За неделю до этого приглянулся ему корабль с колесами, Миссисипи называется. Когда мы в 12 часов приперлись на причал, Миссисипи уже уплыл. Мы подошли к другому кораблю, большому, но без колес. На нем был ценник 12 евро. Мы расстроились и пошли вдоль причала искать подешевле. Кораблики стали постепенно мельчать, но ценник оставался все тот же. Потом вообще ржавые паромы пошли. Тогда мы пошли искать где спросить про Миссисипи. Хотя на причале было по-летнему жарко, +26 и асфальт, всю дорогу попадались жрущие немцы. В основном это была горячая, горелая, блестящая от жира картошка фри, которая вместе с бледными гамбургерами продавалась через каждые пять метров в палатках, из которых еще и торчали хвосты очередей. Словом, немцы будто нарочно неделю не ели. Пока я смотрел на картошку, сбоку в меня врезалась немка. Она смотрела в сторону и кому-то махала рукой. В ее руке был бледный, как поганка, гамбургер, из которого свисал хвост селедки и высовывался толстый кружок лука от луковицы, которая была наверно не меньше, чем сам гамбургер.

Минут через пять Саша нашел «справочную», которая на самом деле была кассой одной из прогулочных фирм. Толстый, как бочка, кассир турок ответил, что не знает про Миссисипи и продал на билеты на корабль Капитан Норд всего за 10 евро. «Он хоть большой?», — спросил я. «Да, — ответил Саша и ткнул пальцем в фото на билете, — но сейчас его нет, причалит через 20 минут».

От всей этой суматохи мне вдруг очень захотелось пива. «Я за! Давай махнем, — сказал Саша, — только бутылки тут дорогие, по три евро. Пойдем найдем подешевле, в кружках. » Через 15 минут, пройдя туда-сюда раз шесть, Саша вроде нашел и оплатил. «Здорово! — сказал я, — А по чем?». «По 4,90″, — ответил он, — но это — хорошее». Кружки нам принесли, когда Капитан Норд уже причалил. Он был маленький и приплюснутый, как баржа. Пиво пришлось выпить залпом — надо было в плавание, на борт забираться. Пиво, кстати, здорово смахивало на Балтику-7.

Мы сели на верхней открытой палубе и стали ожидать отплытия. “Когда отходим?» — поинтересовался я. «Не отходим, а бросаем концы! — поправил меня Саша, — Через десять минут.» Немцы заказывали у официанта пиво в маленьких кружках и медленно его смаковали. А тем временем, большая кружка, которую я выхлебал на причале, быстро усвоилась моим не завтракавшим организмом. Из-за пива и жары, дальше, само плавание запомнилось смутно. Помню, трудно было, не наступив на немца, по качающейся палубе дойти до туалета. Еще помню, закрывал рукой то ухо, которое к борту, потому что в него дул жуткий, наверно арктический ветер. В другое ухо, как Ниагарский водопад, гудел Саша — он синхронно переводил экскурсовода.

От экскурсовода с Сашей я узнал много интересного и важного. Что, как раз сегодня, — один из трех дней в году, когда порт не работает и фиг мы чего увидим. Что тут на верфи уже почти ничего не строят — все в Китае. И что красивейший дом на берегу справа, это дом престарелых, но сильно дорогой. Последнее, правда, почему-то взволновало меня не сильно.

Через 40 минут мы подплывали к причалу. Рядом с нами, крутя в разные стороны огромными колесами, швартовался Миссисипи. «Поедем на ней в следующий раз кататься?» — спросил я. «Не, не поеду — с тобой розорун один!» — ответил Саша. Но через две недели горе об утраченных 14,90 стало стираться из его памяти и мы таки собрались в ту самую пивную.

нравится(0)не-а(0)

Добавить комментарий